Земля первых

19 мая 2017

Во время своего путешествия по Умбрии я побывала в винном хозяйстве Lungarotti. Джорджо Лунгаротти был тем человеком, который в тяжелые для Италии послевоенные годы поверил в то, что умбрийское виноделие может составить конкуренцию и соседней Тоскане, и более далекой Франции. Сейчас о нем говорят как о человеке, который создал виноделие Умбрии.

1. Lungarotti сейчас — целая империя. Во-первых, это само хозяйство и виноградники в окрестностях умбрийского Торджано; во-вторых, виноградники в зоне Монтефалько, что в получасе езды. В-третьих, это целая индустрия гостеприимства — несколько отелей и агритуризмо, винотеки и бары, спа-центр. В-четвертых, это культурный аспект — семьей Лунгаротти в Торджано созданы Музей вина и Музей оливок и оливкового масла. Джорджо, ушедший в 1999 году, и Мария Грация, его жена, принимающая участие в делах компании и сейчас, всегда, даже в не очень сытые шестидесятые верили, что только хорошим вином мир не завоюешь — нужен комплексный подход и внимание к людям. У них всегда был огромный энтузиазм в отношении развития интереса к Умбрии и ее культуре. Это вообще очень характерно для итальянцев — они очень чутко чувствуют региональные различия и всегда делают акцент на том, откуда, из какого региона, они родом.

2. Джорджо Лунгаротти, выпустившись из университета Перуджи, должен был продолжить дело семьи и заниматься выращиванием сельскохозяйственных культур. Умбрия в те годы была известна святым Франциском Асиззским да простыми винами из Орвието. Какими глазами на Джорджо смотрели люди, когда он решил серьезно заняться в еще не восстановившейся от войны Италии виноделием, нам с вами представить трудно, зато сейчас можно, приехав в Торджано (вот он, городок, на заднем плане), окинуть взглядом 250 гектаров земли, принадлежащих семье.

3. С визита на дальние виноградники Lungarotti, находящиеся в десяти минутах от Торджано, где выращивается виноград для знакового для хозяйства вина, Rubesco Riserva Vigna Monticchio (выдержанное Rubesco с конкретного виноградника), начинается мое знакомство с хозяйством. Пока Антонио, отвечающий у Лунгаротти за прием гостей, везет меня к лозам, я чувствую себя как в сказке «Кот в сапогах». Все вокруг — и холмы, и долины, и агритуризмо, принадлежит семье.

4. Вон там, на дальнем плане, Торджано. Если вы внимательно посмотрите на эту и следующую фотографию, то увидите, что виноградники имеют форму амфитеатра.

5. Не вдаваясь в подробности скажу, что холмы для винограда — это всегда хорошо, холмы, расположенные полукругом так, что солнце не уходит отсюда целый день, — хорошо двойне.

6.

7. Я не была на виноградниках весной и с умилением разглядывала крохотные грозди.

8. Все-таки на городского жителя любые проявления дикой природы, будь то встреченные по дороги олени, будь то  крошки-виноградинки, которые к сентябрю-октябрю станут полновесными и налитыми соком гроздями, производят неизгладимое впечатление.

9.  Визит в хозяйство Lungarotti затрагивает каждый аспект и каждый этап винификации.

10. Я люблю поездки по винодельческим хозяйствам — теория теорией, а увидеть своими глазами, как оно на самом деле, и пообщаться с людьми, которые горят тем, что они делают, — это совсем другое.

11. Лунгаротти — первопроходцы во всем, что касается винного туризма в регионе. Благодаря Джорджо Лунгаротти и его вину крохотный Торджано стал де-факто винной столицей Умбрии. Он видел свою родную землю не только как превосходный терруар, но и как отличное направление для винного туризма.

12. Rubesco Riserva — самое знаменитое санджовезе из Торджано, выдерживается одновременно и в маленьких, и больших дубовых бочках для того, чтобы создать особый, мягкий характер вина. Разница между большими и маленькими бочками — в площади соприкосновения с деревом, от чего меняются идущие в вине процессы окисления.

13. На меня большое впечатление произвела зона, где вина выдерживаются в барриках, небольших бочках из французского дуба.

14. Lungarotti одновременно использует бочки (баррики) из французского дуба от четырех разных производителей, причем каждый год одного из производителей меняют. Для Rubesco Riserva используется большoй процент барриков, но не все баррики — новые.

15. Мало того, что все баррики разных лет, так еще они и не все одной марки и не все сделаны из дерева одинаковой степени обжига. Здесь, например, средняя плюс (М+). Больше 4 лет баррики не используются — их продают, например, производителям крепкого алкоголя.

16. Джорджо Лунгаротти, впечатленный достижениями виноделия Франции, первым в Умбрии начал выдерживать вино во французских барриках. Не ошибешься, если говоря обо всем, что происходит сейчас с виноделием Умбрии, будешь называть Лунгаротти первопроходцем.

17. Хорошая новость: в портфеле хозяйства — больше 20 позиций. Плохая новость: в Россию большая часть из них не поставляется, у российского клиента нет возможности попробовать на родине, например, игристое вино Brut Millesimato, сделанное по классическому французскому шампанскому методу.

18. Зато, приехав в Торджано и придя с визитом в хозяйство Lungarotti, есть возможность сначала увидеть, как выдерживается игристое, а потом его попробовать. Видите белые отметки на донышках? Они используются для контроля процесса освобождения от осадка, по ним мастер погреба понимает, какую бутылку и как нужно перевернуть, чтобы осадок из мертвых дрожжей сдвинулся к пробке. Линию, где происходит замораживание осадка, снятие его и старой пробки, и закрытие бутылок пробкой новой, вам тоже покажут, если повезет — в действии.

19. Святая святых — погреб с бутылками разных лет. У хозяйства интересная стратегия — Lungarotti не выпускают на рынок неготовое вино. Отличительная черта стиля Lungarotti — длительная выдержка. Хорошая новость: принимая решение о выпуске в продажу вин того или иного года, компания думает за потребителя — вам, купив вино, не нужно ломать голову над тем, пить ли его сейчас или подождать. Плохая новость: никаких бутылок шестидесятых, семидесятых и даже девяностых годов в продаже в магазине при винодельне нет. Если вы собираетесь ехать сюда только для того, чтобы купить что-то особенное (с т.з. года, а не с точки зрения наименования), то делать этого не нужно. Антонио, вздохнув, рассказал, что открытая в прошлом году бутылка Rubesco 1964 года была в прекрасном состоянии. Видите, кстати, обозначение DOC, наименования, контролируемого по происхождению? Вы не удивитесь, когда узнаете, что Джорджо Лунгаротти был первым в Умбрии, добившимся этого статуса для своих вин. Это было — догадайтесь, глядя на таблички! — в 1968 году.

20. Здесь встречаются два мира: современная линия для разлива в бутылки и транспортировочная лента (вот эти желтые подвесы), сохранившаяся с 1960-х. Необыкновенный для шестидесятых уровень техники!

21. Как я уже сказала, и Джорджо Лунгаротти, и его жена Мария Грация верили в то, что создать славу умбрийским винам можно не только тщательно работая с самим виноградом, но и создавая вокруг хозяйства инфраструктуру.  «Важны люди, а не только вино,» — так говорят здесь. Одними из первых Лунгаротти открыли отель для партнеров и туристов, одними из первых стали предлагать не только попробовать вино, но и увидеть все производство. С возможными программами визитов можно познакомиться на сайте.

22. В дегустационном зале стены украшают дипломы, которые получали вина хозяйства в разные годы.

23. Вся эта информация удобно сведена в таблицу, такой покупательский гид.

24. Современные бутылки. Справа — Rubesco (сорта санджовезе и колорино), главное для хозяйства вино. Лунгаротти были первыми в Умбрии, кто решил дать своему вину выдуманное, фантазийное название, не отражающее ни сорт винограда, из которого оно сделано, ни территорию, на которой виноград вырос. Rubesco (вот оно на сайте simplewine.ru) происходит от латинского rubescere, краснеть. Именно это ведь и происходит с нашими щеками от хорошего вина, правда? Вторая справа бутылка — белое Torre di Giano (Giano, кстати, это Янус, torre — башня) из сортов верментино, треббьяно и грекетто; этого вина в России нет. На обоих этикетках — часть фонтана Маджоре в Перудже, тот фрагмент, что иллюстрирует процессы виноградарства. Третья бутылка — San Giorgio (нет на российском рынке) — ассамбляж каберне совиньона и канайоло, супер-умбрийское (по аналогии с супер-тосканским) вино. Четвертая бутылка, крайняя слева, — Aurente, шардоне, которого тоже нет в России.

25. Вот так выглядели этикетки и бутылки Rubesco в разные годы. Башня Торджано постепенно уступила место привычному для нас фонтану из Перуджи.

26. Форма бутылок тоже со временем изменилась — стала из бордоской (с прямыми плечами) стала бургундской (с округлыми и более высоким горлом).

27. Хватит разговаривать, давайте попробуем! Дегустация сопровождается умбрийским хлебом и оливковым маслом, также производства Лунгаротти. Хлеб из Умбрии похож на тосканский — он такой же простой, пресный, идеально подходящий для дегустаций.

28. Lungarotti на российском рынке представляет компания Simple, мой давний партнер. На разные рынки хозяйство экспортирует разные вина: наиболее коммерчески успешными для представления в России эксперты Lungarotti и  Simple сочли, помимо Rubesco, линейку Brezza. В ней три вина — белое (шардоне, пино гриджо и грекетто), розовое (санджовезе) и красное (санджовезе и мерло). На этикетке — отсылка к капитанскому компасу, которая, по задумке компании, должна намекать нам, что идеальным употребление этих легких и освежающих вин будет у воды, на яхтах и пикниках. Резонный вопрос — почему же к нам не привезли ни Rubesco Riserva, ни San Giorgio? Я задала этот вопрос представителям Simple и получила ответ, что с точки зрения коммерческой более дорогие вина из Умбрии не смогут на российском рынке конкурировать с лучше известными потребителю винами Тосканы. Ничего личного, просто бизнес.

29. Собираясь в Торджано, отводите на знакомство с винодельней большую часть первой половины дня. Вторую часть у вас займут музей вина и обед. Музей MUVIT был создан Джорджо и Марией Грацией Лунгаротти в 1974 году. Интересно, что музей совершенно не концентрируется на винах Лунгаротти — это потрясающая коллекция артефактов, связанных с производством и употреблением вина, а также ролью вина в литературе и искусстве.

30. Вернувшись в шестидесятых годах из очередной поездки по Германии, Джорджо Лунгаротти заразил семью рассказами о том, что при каждой винодельне есть экспозиционная зона, посвященная вину. Жена Джорджо, искусствовед по образованию, сначала отшучивалась, считая создания музея вина делом сложным и затратным, но в конце концов согласилась. Так появился музей, своей экспозицией рассказывающий об истории вина и его цивилизационной роли. В MUVIT собраны артефакты от киликса 6 века до нашей эры (на фото) до работ Пикассо и Кокто. Десяток залов — как пещеры Алладина, наполненные сокровищами, не зря местная коллекция артефактов, связанных с вином, признана одной из лучших в мире. Именно поэтому я советую вам обязательно договариваться об экскурсии!

31. Жан Кокто, «Блюдо с Сатиром», 1958 год, отсылка к «Послеполуденному отдыху фавна» Малларме и музыке Дебюсси. Сатир, если кто запамятовал, это спутник бога веселья и вина Диониса.

32. Продолжить осмысливать увиденное можно и нужно в винном баре L’U здесь же, в Торджано, и принадлежащем также семье Лунгаротти. Здесь же можно и нужно продолжить дегустацию, начатую на винодельне.

33. Италия меняется — мало того, что в меню появились бургеры, так они еще и веганские теперь. Эх, какая страна была! Шучу, конечно.

34. Здесь, в L’U, было решено попробовать еще одно знаковое для Умбрии вино. В 2001 году семья купила виноградники в зоне Монтефалько (это полчаса езды от Торджано), где главным сортом является сагрантино ди монтефалько.

35. В Италии я всегда ем пасту — сама текстура и вкус ее здесь совершенно не такие, как у нас. Для каждого региона страны характерны свои типы пасты; так, в Умбрии это — умбричелли. Подают их с очень простым сопровождением, с которым вы наверняка сталкивались южнее, в Риме. Это caccio e pepe, сыр и черный перец, но так как мы в Умбрии, то сюда добавлен трюфель. Очень вкусно!

Визит в Торджано произвел на меня очень приятное впечатление. От такого крупного хозяйства, как Lungarotti, я ожидала ощущения потока, но была поражена теплотой, с которой тут принимают гостей. Более того, мне удалось познакомиться и пожать руку Кьяре Лунгаротти, одной из дочерей Джорджо и Марии Грации, которая сейчас вместе с сестрой занимается управлением хозяйством. Еще раз хочу поблагодарить компанию Simple за помощь в организации визита! Ну а вам, если вы соберетесь к Лунгаротти, ничья помощь не нужна — просто напишите письмо на welcome@lungarotti.it и вас примут как самого важного посетителя.

В следующей серии — рассказ об ужине с винами Lungarotti в Москве, который я устраивала вчера для своих читательниц. Не переключайтесь!

Категории: Италия
Поделиться:
Следующая запись:
Крутой Губбио
17 мая 2017

Сами итальянцы называют умбрийский город Губбио самым хорошо сохранившимся средневековым городом страны. Губбио известен также как город керамики, крутых переулков, свечей, трюфелей, святых… В общем, у меня было множество причин для...   читать дальше

Комментарии:

  • Иван Гамзин

    Дарья, хотелось бы от Вас увидеть подборку лучших и любимых вин, интересный и полезный получился бы пост 😉