Оперный уикенд в Берлине

21 февраля 2018

Прошлые выходные я провела в Берлине. Билеты на премьеру оперы «Тристан и Изольда» в постановке Дмитрия Чернякова в Берлинской государственной опере были куплены еще в октябре . Я не в первый раз прилетаю в Берлин именно на оперные постановки, но только в этот приезд я побывала в историческом здании оперного театра на бульваре Унтер-ден-Линден, не так давно открытом после реконструкции.

1. Берлин — один из моих любимых городов, приезжать в который — всегда удовольствие. Я многократно писала о достоинствах столицы Германии и многих из вас, знаю, сподвигла на путешествие сюда. До Берлина недалеко лететь, сюда стоят адекватных денег билеты, а сам город может предложить путешественнику и размеренную, устоявшуюся буржуазную жизнь, и хипстерские тусовки. Мне нравится в Берлине то, насколько он разный: приезжая в разные районы, ты как будто открываешь для себя не один город, а несколько. Из опыта освоения разных частей города родился целый путеводитель по берлинским районам, который вы легко найдете по тегу «Берлин».

2. Как и в прошлый раз, в этот приезд моим домом стал прекрасный отель Hotel de Rome, входящий в коллекцию отелей Rocco Forte. Я останавливалась здесь в октябре и рассказывала подробно об отеле вам. У Hotel de Rome масса достоинств — расположение между самыми буржузными и самыми хипстерскими местами Берлина, огромные номера, непревзойденный комфорт и продуманность каждой детали (даже тапочки тут какие-то невероятно мягкие). Но оперному любителю особенно важно то, что отель находится в соседнем с театром здании и всячески завлекает меломанов специальными предложениями. Даниэль Баренбойм, художественный руководитель Государственной оперы в Берлине, придумал даже для отеля фирменный коктейль. Я бы хотела обсудить с мужем постановку в баре отеля за бокалом этого напитка, но наш самолет вылетал через два часа после окончания спектакля, а потому мы бегом вернулись в отель, схватили чемодан и через час с небольшим были уже на ночном рейсе «Аэрофлота» в Москву.

3. В Берлине меня восхищает контраст старого и нового. Вернее сказать, такие контрасты меня восхищают во многих городах, но именно в Берлине эта новизна, эта новая жизнь города, пожалуй, сильнее всего в Европе изменившегося за 20 век, и ее контраст с артефактами прежней жизни имеют какое-то просто завораживающее действие. На фото — набережная Шпрее с комплексом новых правительственных зданий (справа) и Рейхстагом со стеклянным куполом Норманна Фостера. Туда, кстати, можно подняться, но я почему-то за годы постоянных визитов в Берлин так ни разу этого и не сделала.

4. А вот тут Берлин прикидывается немножко Веной и предлагает тебе нюхнуть лошадиного навоза. Я каталась по Берлину в таком экипаже — это очень странный опыт, ведь маршрут пролегает в частности по улицам, современным настолько, что им бы больше подошел какой-нибудь автомобиль будущего, а не запряженная лошадьми повозка.

5. Февраль — не лучший для Берлина месяц, серый и блеклый. Но зато было сухо и бесснежно. Мне сугробы очень надоели, так что я порадовалась возможности прожить два дня в туфлях.

6. Будто бы и не Берлин, правда? Подобной архитектуры в городе сохранилось не так много. На фото — кампус университетской клиники Шаритэ, куда я попала впервые. Клиника была заложена еще в начале 18 века; одним из важных преимуществ Шаритэ в то время было, например, предоставление отдельной койки (всего их было 400) каждому больному. Здесь же, в исторической обстановке, снимали часть сцен «17 мгновений весны». В частности именно в Шаритэ рожала радистка Кэт.

7. Кампус открыт для всех желающих, на территории работает Музей истории медицины.

8. Меня же занесло сюда просто по дороге — за кампусом, на другом берегу Шпрее, расположен бывший Гамбургский вокзал, сейчас — музей современного искусства.

9. Здание вокзала было построено в середине 19 века и обслуживало поезда направления Гамбург-Берлин. Высокие арки и большая площадь перед зданием нужны были для разворота локомотивов. Сейчас, глядя на миниатюрное по нашим временам здание, сложно поверить, что здесь проходили и разворачивались составы.

10. В качестве музея здание эксплуатируется с 1996 года.

11. Внутри — постоянная экспозиция и временные выставки. Сейчас идет выставка Mind the trap! (Осторожно, ловушка!) в рамках которой обсуждаются, например, темы дискриминации. Инсталляция на фото (Queer bar/странный бар/гей-бар) с находящимися внутри барного периметра недосягаемыми барными стульями и пивными кранами, развернутыми наружу, проблематизирует вопросы равенства и неравенства в обществе.

12. А вот тут автор трансцендирует идеи утопии и антиутопии, критикуя войны, религиозные конфликты и насилие. В общем, скрип мозгов посетителей стоит над зданием музея.

13. В основной экспозиции много Энди Уорхолла, например. Зайдите при случае. О еще одном классном музее современного искусства в Берлине я рассказывала вам вот в этом материале.

14. Больше, чем экспозиция, мне понравились исторические интерьеры вокзала. Смотрите, какие витражи!

15. И какой потолок!

16. День в Берлине, который начался с современного искусства, закончился современной кухней. Ресторан Einsunternull, имеющий 1 звезду Мишлен, я вам рекомендовать не буду. Три с половиной часа на 6 подач, представляющих собой нечто, мало похожее на еду и концептуально размазанное по тарелке — ну нет! Угадаете, что на фото?

17. После того, как ты плохо поужинал, тебе просто необходимо хорошо позавтракать! План на первую половину воскресенья был один — лениться — так что завтрак приехал прямо в номер.

18. В Берлине в конце января открылась ретроспектива Джанни Версаче. Я не большой фанат Версаче и моды рубежа восьмидесятых и девяностых, но раз уж выставка работает в шаге от отеля, то почему бы не зайти? На нескольких этажах представлены сотни моделей Версаче, большинство из которых происходит из коллекции некоего Антонио Каравано, одного из главных, как я поняла, собирателей Versace в мире. К сожалению, кураторская работа на выставке не то что была сделана плохо, а вообще не была проведена, поэтому о том, кто такой Антонио Каравано, почему он решил собирать вещи Versace, где он хранит свою коллекцию и как она оказалась в Берлине вы не узнаете ничего. Мне помог итальянский интернет — выяснилось, что Каравано родом из Неаполя, марка Versace его всегда завораживала, как и манера фирмы вести дела, он был шокирован убийством кутюрье и, стоя перед его виллой в Майами через 2 месяца после смерти Версаче решил, что должен вернуть большинство творений модельера из Америки, где тот принял свою смерть, обратно в Италию. В итоге Каравано собрал почти 900 предметов; выставлялись они в последний раз, судя по всему, в Неаполе пять лет назад. Устроители выставки сообщили посетителям, что Версаче, дескать, любил Берлин, а потому выставку привезли сюда. В общем, если вам не жалко 20 минут и 14 евро, можно зайти.

19. Мне страшно понравились расписные шелковые рубашки с самыми разнообразными мотивами. Я бы не отказалась от части коллекции!

20. Даже свадебный костюм Стинга здесь есть.

Устройство выставки меня все же разочаровало, в особенности на контрасте с потрясающей экспозицией, посвященной Иву Сен-Лорану в его музее в Париже. О нем я вам тоже рассказывала.

21. Собрать чемоданчик в это небольшое путешествие было делом непростым. В воскресенье мне нужно было одеться так, чтобы, во-первых, можно было гулять по городу, во-вторых, чтобы наряд был подходящим для оперы, в-третьих, чтобы в выбранном платье можно было спать в самолете, а в сумку поместилась бы камера. Возможности переодеться перед спектаклем и после него у меня не было. В итоге выручили мягкое ажурное вязаное платье и туфли на низком каблуке.

22. Поэкспериментировав с незнакомыми ресторанами в субботу, мы с мужем решили не изменять традиции и выбрать для воскресного обеда проверенное место. Ресторан Lutter&Wegner на протяжении многих лет остается для меня в Берлине любимым. Место это с историей (ему больше 200 лет), качественной австрийской кухней, красивым интерьером и чудесным месторасположением на самой красивой площади Берлина, Жандарменмаркт. Традиционный здешний аперитив — игристое с клубникой.

23. В любой ситуации ешь белок — мое кредо, поэтому на закуску у меня было мясное карпаччо.

24. Традиционное основное блюдо — курица в панировке.

25. И предложение из меню дня — белая рыба со свекольным ризотто и томатным соусом. Ризотто, на мой вкус, было лишним.

26. Ну и немножко яблочного штруделя.

27. Вот оно, здание Государственной оперы в Берлине. Оперу открыли аж в 1742 году! Раз в сто лет со зданием что-то случалось — в 19 веке оно горело, в 20 — было разрушено во время бомбежки. Новое здание, то, что на фото, стоящее на месте старого, открыли в 1955 году. С 2010 года здание театра находилось на реконструкции и было открыто в конце 2017 года. Я очень ждала открытия и потому в первый раз в жизни явилась в театр с фотоаппаратом, чтобы показать оперу вам.

28. Никакая опера и никакой концерт классической музыки в Берлине не могут обойтись без бретцеля! Выпечку продают и перед зданием театра, и внутри. Я несколько раз была в Шиллер-театре, где выступала труппа оперного театра во время реконструкции основной площадки , и каждый раз у меня рождалось удивительное ощущение единства, стилевой цельности от современной, динамичной постановки, молодой и активной публики, выдержанного стильного и лаконичного интерьера театра. В теплое время года во время перерывов все брали кто бокал пива, кто бокал шампанского и бретцель и вываливали на площадь перед театром обсудить впечатления. Вагнер — дело долгое, представления начинаются в 16.00, поздней весной так приятно погреться на солнышке перед возвращением в зал.

28. Театр на Унтер-ден-Линден совсем другой по настроению. Это, конечно, не помпезный Пале Гарнье, не модернистская Метрополитан Опера и не консервативная Ла Скала. Театр воспринимается уютным, что достаточно непривычно для общественного пространства. Историческое здание довольно компактно, у него нет помпезного холла и центральной лестницы, сразу же приковывающей внимание, но зато оно наполнено множеством деталей, которые цепляют взгляд.

29. Смотрите, как здорово! Гроздья винограда, кажется.

30. А тут — паутина. С точки зрения исторического вида здание приблизилось к тому виду, которое имело в 1955 году сразу же после открытия.

31. Что в театре главное? Правильно, буфет! Это пространство называют кондитерской. Мне понравилась отделка деревянными панелями и стулья, обитые темно-синим бархатом.

32. Работает буфет очень эффективно, ситуации, что ты весь антракт стоишь в очереди, здесь нет. Более того, бретцели и шампанское продают даже в фойе. Правильно, у правильного театрала должна быть правильная концентрация игристого в крови для правильного понимания действия.

33. Таких исторических интерьеров в Берлине немного, тем ценнее то, что получилось в здании театра.

34. Часть меню. Как и во многих театрах мира, здесь можно сделать предзаказ: ваши закуски и напитки будут ждать вас на определенном столике сразу же после начала перерыва.

50. Основной зал театра теперь выглядит вот так. Непривычно, что здесь нет традиционного засилья бордового бархата.

51. И еще непривычно, что отсутствует центральный проход. На билетах пишут номер двери, через которую вам удобнее будет заходить в зал.

52. Индивидуальных экранов для субтитров в спинке кресла перед вами нет — немецкие и английские субтитры показывают на экранах над сценой.

53. Оркестровая яма. В Метрополитан опера в Нью-Йорке меня удивило то, как высоко поднят дирижерский пульт — маэстро можно наблюдать во время представления. Здесь же дирижерская палочка Даниэля Баренбойма лишь изредка была видна зрителям.

54. Мне кажется, что дирижеры — самые счастливые люди в мире. У них есть неограниченная власть, которую они употребляют на одно из самых прекрасных дел в мире — на то, чтобы заставить музыку звучать.

55. Берлинской государственной оперой не первый десяток лет руководит один из лучших дирижеров мира, Даниэль Баренбойм, плодотворно работающий в тандеме с российским оперным режиссером Дмитрием Черняковым. Черняков — одна из самых заметных фигур мировой оперной сцены, одержимый идеей оживления традиционного оперного искусства. Ему неинтересно ставить, как написано, ставить так, как ставили до него. Он, работая над каждой своей постановкой, пытается сделать спектакль так, чтобы зрители, упрощенно говоря, узнали в героях себя, смотрели на действующих лиц как на живых людей, а не как на присыпанных нафталином персонажей, мотивы действий которых, объясняемые обычно имеющими туманное для современного зрителя значение моральными категориями, оказываются спустя века не такими уж очевидными. Критики говорят, что Черняков ищет в тексте и либретто то, чего там нет, поклонники, летающие за режиссером по всем оперным площадкам Европы, протестуют, возражая, что в гениальной музыке есть все и что конфликт между музыкой, либретто и инсценировкой может быть продуктивным и захватывающим, рождающим новое прочтение, не отменяющего старого.

Идея постановки была, как видится, в том, чтобы миф о всепоглощающей, внеземной любви приземлить в мелочный, как обычно до минимальных деталей прописанный и в данном случае олигархический (яхты, виллы, тусовки) быт. В мире обыденности нет возможности прорваться ни к любви, ни к смерти. Настоящая жизнь если и существует, то существует как воспоминание, фотография или искусство как таковое — видимо ради выражения именно этой мысли автор намеренно разделяет зрительный зал и сцену полупрозрачным экраном, заключая действие с замкнутую, закрытую коробку сцены. Настоящие герои постановки — музыка и кинематограф в виде возникающих на экране экстатически кратких моментов откровения.

Я люблю постановки Дмитрия Чернякова за то, что они заставляют шевелить мозгами, но тут что-то вопросов без ответа у меня (и у многих критиков) многовато. Безупречные, в классическом духе исполненные оперы я тоже люблю, привычный сюжет может захватывать меня раз за разом и без всяких современных прочтений, но кто-то же должен не дать оперному жанру, кризисному, сложному, то теряющему популярность, то находящему новое дыхание и новых звезд не захиреть окончательно? Я третий день, как это всегда бывает с постановками Чернякова, возвращаюсь мысленно к тому, что увидела, перебирая все возможные мотивы и сюжетные ходы, от чисто житейских (кто кого любит в каком акте и почему) до философских.

Кажется, что идеальный зритель Чернякова — тот, кто осуществляет над черняковским текстом такое же насилие, как режиссер — над либретто и музыкой, пытаясь вскрыть новое там, где, кажется, ничего нового быть не может.

В сухом остатке — безупречное музыкальное и вокальное исполнение (Тристан — Андреас Шагер, Изольда — Аня Кампе, Даниэль Баренбойм за пультом), безупречная игра актеров, безупречная сценография и проработка малейших деталей, великолепный театр и вкусные бублики, но что хотел сказать автор, я до конца, если честно, так и не поняла. Лететь стоило, на следующие постановки, если они будут в пределах досягаемости, прилечу непременно.

Если вам не надоело еще, прочитайте тут и вот тут  краткие выводы моего супруга.

55. Гений на поклоне. Любить Берлин стоит только хотя бы за то, что здесь работает Баренбойм. И я вижу большой символизм в том, как какой сцене и с какими дирижером Черняков поставил своих «Парсифаля» (2015 год, я была на премьере) и «Тристана и Изольду». В Берлине, в городе и театре, неоднократно начинавших все сначала, такие свежие и спорные вещи смотрятся замечательно в прямом и переносном смыслах.

56. Оркестр на поклоне. Маэстро всегда выводит своих музыкантов на сцену. Режиссер на сцену не выходил — самое первое представление было 11 марта.

Впереди еще 4 спектакля, билеты со статусом sold out уже давно.

Категории: Германия
Поделиться:
Следующая запись:
Приглашаю вас на ужин!
19 февраля 2018

Я приглашаю вас 1 марта присоединиться к ужину, который я устраиваю в брассери «МОСТ». Он будет посвящен весне, красоте и Женеве! Вместе с офисом по туризму Швейцарии, сетью магазинов Л’Этуаль...   читать дальше

Комментарии: