Что читать: четыре актуальные книги об искусстве

23 сентября 2022

В этом посте я рекомендую четыре книги об искусстве и призываю вас беречь мозг. Книжек в этот раз немного, но каждая из них абсолютно блестящая.

Идеально другие. Художники о шестидесятых. Вадим Алексеев.

Эта книга понравится вам и если вы делаете первый подход к истории искусства шестидесятых, и если вы в теме уже не новичок. Вадим Алексеев, филолог, историк искусства, исследователь неофициальной советской культуры собрал в одном сборнике воспоминания главных фигур шестидесятых: с ее страниц с вами говорят Оскар Рабин, Владимир Немухин, Лидия Мастеркова, Олег Целков, Владимир Янкилевский, Эрик Булатов и другие. Из их рассказов собирается достаточно образная и разносторонняя картина советской арт-жизни оттепельного периода: здесь и квартирные выставки, и дип-арт, воспоминания о Лианозовской группе и Бульдозерной выставке, рассказы об Анатолии Звереве, Георгии Костаки, Дине Верни и других легендарных фигурах того времени. Книга может быть интересна не только как рассказ об искусстве той поры, но и о жизни творческой интеллигенции вообще. И тем, кто ищет ответ на вопрос, как жить и творить там, где ты вынужден говорить вполголоса, а то и просто молчать, книга понравится тоже.

Выставка как средство самовыражения: Харальд Зееман. Дедушка: такой же первооткрыватель, как и мы (1974). Марианна Рокетт Тейшейра.

Книга португальского искусствоведа Марианны Рокетт Тейшейры рассказывает о появлении феномена кураторства и о том, как придумывались и проводились выставки, ставшие прообразами многих современных выставочных проектов. В центре текста Тейшейры стоит фигура Харальда Зеемана, первого независимого куратора. Зееман возглавлял в начале шестидесятых Кунстхалле швейцарского Берна и реализовывал там достаточно авангардные даже по нынешним временам проекты. Когда градус авангардности был превышен, его сотрудничество с Кунстхалле закончилось. Зееман стал свободным художником, вернее, свободным куратором, фактически придумав себя заново и создав себе самостоятельно абсолютно новое поле для деятельности, на котором в итоге и преуспел. Он не включился в какой-то уже идущий процесс: он создал профессию куратора и достиг в ней успеха. Чем не объект для подражания?

Выставка, о которой идет речь в названии, «Дедушка: такой же первооткрыватель, как и мы» — это первый проект Зеемана как независимого куратора, посвященный его деду, изобретателю одного из способов химической завивки, и его судьбе. Если смотреть на книгу не просто как рассказ о судьбах людей, который боролись и искали, нашли и не сдавались, не просто как на описание передового выставочного решения, а как на слепок эпохи, то будет очень и очень интересно сравнить то, как обстояли дела с выставками в СССР (см. книгу Вадима Алексеева) и в западной Европе. Как в старой, но не теряющей актуальности шутке — два мира, два ОВИРа.

Past discontinuous. Фрагменты реставрации. Ирина Сандомирская.

Эту книгу я советую прочитать всем, чтобы понять, что вообще происходит вокруг нас. Ирина Сандомирская пишет не о способах реставрации в техническом плане, не о методах подхода к реставрации как к процессу, она затрагивает другой, куда более широкий круг проблем. Это проблемы коллективной памяти, наследия и наследства. Книга рассказывает о том, как формируются массовые образы-памятники, как реставрация, воссоздавая, уничтожает, о том, как вещи или объекты реставрации теряют часть своей идентичности для того, чтобы соответствовать идеологическим требованиями того или иного периода. Это очень трезвая и очень практичная книга, которая затрагивает возникновение, бытование и идеологическое значение объектов, ставших образами массовой культуры: русская икона, прошедшая путь от предмета культа до произведения искусства (и начавшая на наших глазах путь в обратном направлении), Соловки, ставшие архитектурной достопримечательностью на фоне уничтожения памяти о предыдущей истории места как монашеской обители и места заключения и массовых казней, петербургские дворцы, восстановленные из руин после войны для того, чтобы стереть память о ней и повернуть время вспять. Книга говорит, грубо говоря, о том, как и зачем работают с памятниками и объектами и каких целей, в том числе идеалогических и политических, реставраторы достигают. О восстановлении, думаю, придется слышать много. Прочитайте, подготовьтесь.

Эдвард Мунк. Биография художника. Атле Нэсс.

Эдвард Мунк — один из любимых моих любимых художников, а биография — один из любимых жанров, поэтому рассказ о его жизни я проглотила почти что мгновенно, несмотря на то, что книга очень и очень объемная. Автор провел колоссальную работу, восстановив в невероятных деталях обстоятельства жизни и работы Эдварда Мунка, прожившего очень долгую жизнь. Книга действительно читается как роман, ибо в ней есть и несчастная любовь, и психологические проблемы, и финансовые кризисы, и алкогольная зависимость, и войны, но главное — это то, как художник, следуя собственному дару и интуиции, проходит длиннейший путь от осмеяния и неприятия к признанию и славе. Хорошая поддержка в тяжелые времена.

Берегите себя. И мозг берегите тоже.

Категории:
Следующая запись:
guest

3 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Olga

А мне еще очень понравилось «Любовь в эпоху ненависти. Хроника одного чувства, 1929-1939» и «1913. Лето целого века» Флориан Иллиес

Olga

Спасибо Вам за рекомендации! Будем читать

3
0
Обсуждениеx