О картинах, тарелках и дырках в обоях

19 мая 2020

Как там говорили в мультике про Простоквашино? «От этой картины на стене очень большая польза: она дырку на обоях загораживает». Дырок в обоях у меня нет, а картины есть. И тарелки. Предлагаю вам в рамках новой антивирусной концепции блога на них взглянуть. Чур только комментариев о том, что что-то висит неровно, не оставлять! Приятной экскурсии по моему дому!

В квартире, где мы жили с родителями, всегда было много картин. И гостей, среди которых были авторы работ, висевших у нас на стенах. Мои родители к тому моменту, как я родилась, были людьми взрослыми и состоявшимися: папа поэт, член Союза писателей СССР, печатавшийся огромными тиражами, мама — кинематографист. В нашей большой четырехкомнатной квартире постоянно толпились люди: у нас в гостях был Булат Окуджава, был Василий Лановой, собирались киношники с московских и ленинградских студий документальных фильмов, вся самарская поэтическая богема, московские писатели, многочисленные самарские художники. Какие-то работы родителям дарили, какие-то они, в основном мама, покупали сами. Кое-что из того, что было собрано и куплено, сейчас висит у нас с мужем дома. Когда мы с родителями бывали в гостях, это были, как правило, также квартиры, наполненные искусством. Мастерские художников были, в общем-то, тоже достаточно привычным для меня местом. Короче, на стенах должно что-то висеть — это я вынесла из своего детства.

Когда мы переезжали с мужем в загородный дом, я радовалась большой площади. Мне хотелось найти место нескольким картинам, которые долго не видели света: болеть сердце при мысли о дырках в стенах у меня перестало не сразу. В первой нашей квартире мне было буквально страшно что-нибудь испортить, вбить гвоздь не туда, так что картины хранились в запасниках. К моменту переезда во вторую квартиру стало проще, но теперь я боялась испортить проект, в котором на стенах почти ничего не было. Ну а к тому времени, как мы купили дом, не только я стала спокойнее относиться к дыркам в стенах, но и муж открыл в себе талант оформителя интерьеров и приобрел как-то в мое отсутствие целую кипу работ.

Если вы спросите меня, как я принимала решение, что и куда вешать, я вам вряд ли смогу ответить что-то вразумительное. В основном это были сиюминутные решения. То же касается принтов, картин и литографий, которые были куплены в магазинах или галереях — вижу, нравится, беру. Кое-что из купленного мне нравится, какими-то местами для развески я довольна, что-то хотелось бы переделать. Какие-то из работ имеют сентиментальную ценность, какие-то выполняют чисто декоративную функцию, какие-то выбраны в поддержку имеющимся предметам интерьера, другие появились в доме случайно — раз уж были куплены, то надо повесить. Я точно знаю, что в следующем доме или квартире, когда и если они будут, изображениям, будь то живопись, фотографии, графика, литографии будет уделено еще больше места и внимания.

Снимать картины в интерьере достаточно сложно — и с точки зрения цветопередачи, и с точки зрения композиции. Но, надеюсь, общее представление получить вы сможете. Это никакая не коллекция, это просто игра и желание создать вокруг себя красоту. Буду рада, если пост придаст вам храбрости в сверлении дырок в стенах и в покупке новых работ.

Холл

Эта композиция сложилась фактически случайно и, на мой вкус, очень удачно. Над винтажным английским комодом — четыре работы, купленные Пашей без меня. Справа «Встреча» Татьяны Капустиной, художника-анималиста, члена Союза художников СССР, оформителя множества детских книг. В центре сверху — цветная линогравюра, посвященная Белому морю Вадима Трофимова, члена Союза художников СССР, чьи работы есть в Третьяковке, в Дарвиновском музее, музее им. Тимирязева.

В центре ниже — Валентин Цельмер, «За окном», линогравюра шестидесятых годов.

Слева — автолитография «Зима», конец 1949 г, автор — Татьяна Чертова. Всё — из галереи советского искусства @lithoart.ru.

Все эти работы объединяет колорит, эстетика середины двадцатого века, назови ее хоть винтажной, хоть советской. С английском комодом эти работы сразу же подружились.

Все литографии здесь и далее оформлены в багеты с музейным, не бликующим стеклом. Это важно, потому что именно такое стекло дает возможность видеть изображение с любого ракурса.

По бокам — два зеркала IKEA. Изначально было задумано одно, но само пространство подсказало, что эффектнее будет расположить два зеркала симметрично.

«Подсолнухи» Андрея Березина, самарского художника, с семьей которого дружили мои родители. Не самое удачное место, в простенке, но лучше так, чем в темном чулане.

Гостиная

Две работы выше были куплены фактически случайно — я искала масштабные вещи, которые повешу в торце двух больших столов, обеденного (фото 1) и кухонного острова (фото 2). И я их нашла.

Работа Poetic Abstraction автора Mette Holtegaard куплена была в магазине датского бренда BoConcept два года назад. К сожалению, сейчас на сайте этой работы нет. Я искала что-то объемное, что заполнит стену, многоцветное, абстрактное.

Работа Evening Traffic — из закрывшегося в России американского магазина Crate&Barrel, куплена за смешные деньги на распродаже. Она расположена напротив окна, выходящего на террасу, и напоминает нам о московских пробках. Жаль, что магазин закрылся — он меня очень выручал с покупкой масштабных работ и для квартиры, и для дома.

«Груша ночью» нарисована лично мной. Стоит на винном холодильнике как напоминание о муках творческого процесса и как подтверждение того, что нет ничего невозможного. Написала я ее в Берлине — подруга затащила (буквально затащила) на мастер-класс к художнику. В качестве объекта мне выдали грушу. У меня была температура, я никогда не держала в руках кисть (уроки ИЗО не в счет), я, честно говоря, ужасно злилась, акцент у художника был адский, ирландский, по-моему, я почти ничего не понимала, но в итоге колоссальных усилий и работы над собой я смогла нарисовать грушу. Больше я кисть в руки не брала — пока.

Тарелки в качестве украшений стен я тоже люблю. Здесь три тарелки с росписью Андрея Макаревича для Императорского фарфорового завода. Увидела в магазине, купила, повесила. В какой-то момент дырки в стенах становится делать не так страшно, главное, чтобы у человека, который этим занимается, была не только дрель, но и лазерный уровень.

Тарелочки к тарелочкам —  серия «Императорского фарфора», посвященная творчеству Обри Бердслея. Подарок, идеально вписавшийся в интерьер.

Гостевая спальня первого этажа

Две любимые работы моей мамы авторства одного самарского художника, Андрея Березина. Мама очень дружила с родителями Андрея, видела, как работал его отец, художник Евгений Березин, как рос и становился художником сам Андрей. Обе работы датированы началом и серединой девяностых. Первая — «Ночная сказка», вторая — этюд с хризантемами, написанный как подарок на ее день рождения. Мама родилась в конце октября, хризантемы — единственные цветы, которые можно было поздней осенью найти. Думаю, что «Ночная сказка» — первая абстракция, которую я увидела.

Гостевая спальня второго этажа

Автолитография «Королевич Елисей» Елены Кисель, художника-абстракциониста, члена Союза художников. Паше эта работа понравилась как раз своим предельным абстракционизмом, необходимостью найти свой угол, с которого ты увидишь на картине силуэты. Куплено на @lithoart.ru.

Ну а тут снова тарелочки! Нижний ряд — с Сицилии, все остальные — из Узбекистана. Верхняя, темная, — из мастерской гиждуванских керамистов Нарзуллаевых, ниже — с ургутского базара, две маленькие я просто получила в подарок. Мне кажется, они хорошо смотрятся вместе.

Основная спальня и гардеробная

Работы над кроватью куплены мужем в галерее Nude Gallery в Москве. Это рисунки Татьяны Клят и Геннадия Пылаева, современных авторов.

Автолитография, скорее всего — Патрик Херон, английский абстракционист. Я искала что-то яркое, что я повешу над очередным винтажным комодом. Искала и нашла! Оформление выбрала точно такое же, как и для ню над кроватью. Куплено на @lithoart.ru.

Прелестный подарок моего мастера по волосам, талантливой во всех отношения Лилии Святовой, акварельный попугайчик. Мне кажется, самое место ему у зеркала в гардеробной.

Кабинет мужа

Еще одна работа, долго пролежавшая в запасниках. «Поход» Евгения Березина, полагаю, что подарок автора моим родителям. Мне кажется, для кабинета сюжет, что надо.

Музыкальная гостиная

Диптих «Ветер», Андрей Березин. Из коллекции моей мамы.

Автолитографии Юрия Савельевича Злотникова, советского и российского художника-абстракциониста. Работы Злотникова есть в Третьяковской галерее, в Русском музее, в центре Жоржа Помпиду в Париже. Портреты композиторов Сергея Прокофьева и Дмитрия Шостаковича куплены мужем за то, что, как комментирует Паша, «выражают модернистский характер музыки». Стоят на полках (кстати, удобный способ выставлять что-то, если боитесь делать дырки в стенах).

Expression de l’or, Crate&Barrel, тоже куплена на распродаже под закрытие магазина. По-хорошему, ее нужно переоформить в раму с антибликовым стеклом.

Как видно по оформлению этой комнаты, страх перед белыми стенами у меня благополучно прошел вместе со страхом насочетать что-нибудь с чем-нибудь так, что люди, увидев мои творения, развернутся и уйдут из моего дома раздосадованными. Не было таких! 😉

Бонус;)

Этот портрет одиннадцатилетней меня был написан Андреем Березиным по заказу моей мамы. Я помню, мне было тяжело позировать. И помню, что автор с заказчиком вошли в конфликт: маме не понравился сдержанный серый фон, она сочла его неподходящим для маленькой девочки, хотя сама отличалась строгим, выверенным вкусом. И художник изобразил цветочки — в угоду маме. Эта работа места своего в нашем c мужем доме не нашла, я даже раму у нее не поменяла. Достав эту работу для фото, я удивилась тому, насколько зорко углядел во мне, маленькой, автор собственно меня. Девочку с серьезным взглядом и без улыбки.

Категории:
Поделиться:
Следующая запись:
Как в Италии: лимонные кексы с рикоттой
15 мая 2020

У этого рецепта нет никакой долгой предыстории. Просто в магазине была рикотта, которую я давно не покупала, а дома, как всегда, узбекские лимоны. И желание что-нибудь испечь. А также хорошая...   читать дальше

guest
10 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Viktoriya Nikulina

вы очень вдохновляете на саморазвитие! ваш вкус и знание совершенно никому (таким как я невежам) неизвестных художников вдохновляет на изучение искусства и работы над своим чувством эстетики. Спасибо!

Olga Sokerina

У меня дома много картин. Очень люблю их, и дом с ними становится уютнее.

Inna Kozich

Даша, спасибо за экскурсию.
Всё гармонично и красиво.
Я тоже люблю картины/тарелочки/графику. Надеюсь, что мечта о собственном доме скоро осуществиться и мои задумки по картинам вместе с ней тоже.
Хорошего дня!

Диана

Даша, большое спасибо! Чудесная статья! Спасибо за совет про антибликовые стекла, обязательно возьму на заметку. Скажите,пожалуйста, обрамление(багеты) Вы подбирали сами или картины из детства,например, уже были в рамах? Очень все гармонично,но что важно душевно, чувствуется тепло и история,а не просто дизайнерская картинка. Благодарю за все посты о доме — это любовь!

Диана

Благодарю за ответ,Даша! Иногда испытываю затруднение в подборе рамы, у Вас все очень гармонирует.

Ирина

Как же у Вас всё красиво! сейчас предстоит ремонт и я вдохновляюсь вашими постами)

10
0
Обсуждениеx