Что посмотреть в Узбекистане: Ташкент, Ферганская долина, Каракалпакия, Сурхандарья

15 марта 2023

Я по-прежнему настаиваю, что нет никакого единого Узбекистана как нет никакой единой Италии и призываю путешественников уделить внимание не только Самарканду и Бухаре. О том, чем славятся другие части страны, — сегодняшний пост.

В февральском номере журнала для пассажиров S7 был опубликован мой большой материал об Узбекистане. Предлагаю прочитать его и вам!

Я делаю классные программы в Узбекистане, места в которых быстро заканчиваются. Смотрите расписание на весну 2024 вот здесь.  Я все придумала и продумала за вас!

ПРОСТРАНСТВО УЗОРА

Плов, голубые купола, гранаты, лепешки, хлопковые поля, расшитые халаты и море чая – таким обычно представляют Узбекистан. Но слагаемые его образа – и архитектура модернизма, и ледниковые озера, и хвойные рощи на горных склонах, и коллекции искусства. А традиции, культура и кухня сильно разнятся от региона к региону. Travel-журналист Дарья Сиротина объехала всю страну, написала о своих экспедициях книгу «Мой Узбекистан» и рассказывает, как увидеть его глазами путешественника, а не туриста.

Ташкент и Ташкентская область

Считать Ташкент лишь перевалочным пунктом на пути к открыточным достопримечательностям Самарканда и Бухары – значит лишать себя возможности увидеть лицо современного Узбекистана

МОДЕРНИЗМ

Купол базара Чорсу

В Ташкенте есть старинные медресе и мечети (миновать комплекс Хазрати Имам – все равно, что пропустить Красную площадь в Москве), есть колониальная архитектура рубежа XIX-XX веков, сохраняются кое-где кварталы старого города. Но один из самых интересных архитектурных пластов – сейсмический модернизм. 

После ташкентского землетрясения 1966 года сюда со всего СССР приезжали бригады, чтобы отстроить новый дивный город. Культовыми стали здания Ташкентской телебашни, Государственного музея истории Узбекистана, жилого дома «Жемчуг», круглого кинотеатра «Панорама», гостиницы «Узбекистан», базара “Чорсу”.  В 1977 году открылось ташкентское метро, станции которого сочетают советскую монументальность с локальным колоритом и принципами восточной архитектуры (самые красивые – “Алишера Навои”, “Узбекистанская” и “Космонавтов”)

А в часе езды от города расположен Институт физики солнца. На территорию и в здание пускают всех за небольшую плату, и сложно решить, что цепляет сильней – зеркальные солнечные печи, будто сошедшие с иллюстраций к фантастическому роману, или невероятной красоты стеклянный декор центрального фойе. 

ОЗЕРА

В Узбекистане, который зачастую представляют как пустынный край, больше 500 озер и водохранилищ! Водоемов ледникового происхождения больше всего в горах в окрестностях Ташкента (это Чаткальский и Гиссарский хребты), и они большую часть года находятся подо льдом, окончательно оттаивая на месяц или полтора, чтобы потом снова замерзнуть. Добираются сюда лишь увлеченные альпинисты. 

В горах же Западного Тянь-Шаня – россыпь невероятной красоты озер, в том числе с несложными подъемами и маршрутами для пеших прогулок (популярностью пользуются Кичкинекуль, Верхнее и Нижнее Сарыкамское озера, Бадак). Лучшее время для походов – начиная с апреля, но для организации поездки и сопровождения нужен опытный проводник: искать их стоит в локальных тематических группах в соцсетях или турагентствах (на трекинге специализируется, например, gouz.uz).

А вот до Чарвакского водохранилища, окрестности которого прославлены песенкой про Бричмуллу, легко добраться даже самому ленивому путешественнику: до него каких-то полтора часа на машине от Ташкента. 

СОВРЕМЕННОСТЬ

Керамическая мастерская Рахимовых

В Ташкенте найдется то, чего не сыскать в других городах страны: модные кофейни и оживленные места для бранча ( отличный выбор – Cafè Loft), современные дизайнеры, переосмысливающие наследие (не пропустите мастерскую Алии Шершенбиевой, возродившей уникальную технику сочетания шелка и валяной шерсти), керамические мастерские, больше похожие на музей современного искусства (конечно, Рахимовы!), фантасмагорических размеров блошиный рынок в Янгиабаде, в 20 минутах езды от центра Ташкента, где найдется все – от бойцового петуха до сервиза мейсенского фарфора. 

Имеет смысл следить за афишами драмтеатра “Ильхом”, выставками в Галерее изобразительного искусства и пространствах Bonum Factum и 139 Documentary, событиями Центра современного искусства.

Только в Ташкенте можно выпить на завтрак flat white, пообедать шашлыком из печени на жорных рядах базара Чорсу, поужинать корейской кухней, а закончить день коктейлем с национальным твистом в баре Maqom, где соединена архитектура традиционной чайханы с элементами ар деко и китайским искусством. 

Ферганская долина

Ферганская долина для Узбекистана – как Сицилия для Италии: здесь все ярче, контрастнее, жирнее, живее и громче, чем во многих других частях страны. Программа минимум – остановиться в Коканде на пару дней и посвятить еще день или два знакомству с Риштаном, где делают керамику, и Маргиланом, центром ручного производства шелка 

МОДЕРН

Дом Вадьяевых

Освоение американских сортов хлопчатника во второй половине XIX века привело к стремительному обогащению купцов и промышленников – немцев, евреев, русских – занимавшихся собственно хлопком, шелком, финансами. Для строительства в Коканд, ставший главным городом региона, вызывали лучших архитекторов. 

Так появились здание Кокандского отделения Русско-Азиатского банка из желтого туркестанского кирпича –  оно сохранило целостный, не подвергавшийся реставрации интерьер. В особняке Вадьяевых сейчас мэрия: зайдите и полюбуйтесь на обильный декор и великолепные арочные коридоры. Дом Симхаевых, тянущийся на целый квартал, выглядит так, будто владелец никак не мог решить, что же он хочет – классические колонны, фасад на манер голландского или купол всем на зависть. А рядом – отделанные майоликой дворцы, мечети и медресе, пусть не такие старые, узнаваемые и масштабные, как самаркандские, но однозначно говорящие – да, это восток!

КЕРАМИКА

Керамика Алишера Назирова

В Ферганской долине сохраняется больше керамических школ, чем где бы то ни было в стране. Забудьте о расписных тарелках с мелкими узорами, которыми завалены российские рынки! Настоящая керамика Ферганской долины – риштанская ли, андижанская ли, гурумсарайская ли – не признает похожих на прописи узоров. Это керамика авторская, несущая печать не просто таланта, а личности своего создателя. В ней все другое – она не анонимна, ее глазурь прозрачнее и чище, формы сделаны вручную, у больших тарелок – ляганов – расписаны зачастую не только лицевая, но и оборотная сторона. 

Прославленные мастера долины – Алишер Назиров, Шарафиддин Юсупов, Мирзобахром Абдувахобов, Вахобжон Буваев и другие принимают гостей в своих домах и мастерских, рассказывая о деталях процесса и о том, как усилия каждого по отдельности и всех вместе не дали и не дают штамповке победить настоящее искусство.

ТРАДИЦИИ

В долине есть то, чего во многих других частях Узбекистана уже почти не осталось, а именно активная местная жизнь, не спрятанная за туристической суетой. Это и оживленные махалли – старые жилые районы со своими небольшими базарами и лавками. Это чайханы, где тебя встречает чайханщик с белым полотенцем на плече и где держат не только певчих, но и хищных птиц, демонстрируя, что чайхана богатая: мяса столько, что хватит и на лишний рот. 

Это огромные базары вроде андижанского, где после барханов риса (десятки видов!) и бастионов лепешек, каких нигде больше не найти, вьется в кружевной тени неширокая улочка, по обеим сторонам которой куют, строгают, точат…  И где купить можно не то, что нужно туристу, а то, без чего жизнь в Узбекистане немыслима, – вроде колыбельки-бешика, мягких сапожек-махсы и галош, а еще капкыра, шумовки особой формы для приготовления плова. Не говоря уже о казанах такого размера, что в них разве только зелье колдовское варить!

Республика Каракалпакстан

Каракалпакия занимает треть территории Узбекистана, а численность населения – всего лишь несколько процентов от общей. Каракалпаки – совершенно особый народ с нелегкой судьбой, влюбленный в свою землю. И традиции, и кухня, и быт, и искусство этих мест стоят отдельного путешествия, на которое мало кто решается.

МОРЕ

Жители Муйнака, города на Аральском море, вспоминали, что в 1960-х видели его в двухстах метрах от дома. На линии прибоя теснились лодки, причаливали к берегу рыболовные шхуны, работали звероферма и консервный завод. Озера и плавни покрывали тысячи километров. В середине 1980-х моря уже не было… 

Сейчас вместо воды расстилается пустыня, ветер разносит соль на громадные расстояния, море ушло так далеко, что его с трудом можно догнать. Виной всему человек, использовавший питавшие Аральское море реки ради освоения земель под хлопковые и другие культуры. 

Но все, кто принимает здесь гостей – а поездки на Аральское море являются важной частью экономики региона и позволяют многим, родившимся и выросшим в Каракалпакии, оставаться на родине со своей семьей, – стараются сделать так, чтобы путешественники запомнили эту землю как живую, а не мертвую. 

Поэтому их ждут в мастерских по изготовлению юрт (Азамат Турекеев — один из главных хранителей традиций здесь), приглашают в отдаленные кишлаки, где из ставшими драгоценными камыша и тростника по-прежнему плетут циновки, валяют шерсть (проситесь в гости к Алтынай Наубетовой!), пекут на огне лепешки из тяжелой джугаровой муки (пшеничной тут никогда не знали!) и вышивают уникальным стежком похожие на джинсовые каракалпакские платья.

АРХЕОЛОГИЯ

Некрополь Миздахкан

В 1937 году началась самая большая археологическая экспедиция в истории СССР, которую возглавлял академик Сергей Толстов. На территории современного Каракалпакстана и Хорезмской области Узбекистана Толстов открыл – и отрыл! – неизвестную цивилизацию, которую стали называть цивилизацией Древнего Хорезма. Он писал, что древние хорезмийцы, если опираться на их язык, были скорее родственниками грузин и дагестанцев, и считал, что место зарождения зороастризма – не Иран, а именно низовье Амударьи. 

До середины 1970-х на одной только территории Каракалпакии было сосредоточено 1200 археологических памятников, многие из которых, правда, были утрачены с освоением целинных земель. Тем не менее, любителям археологи до сих пор есть зачем сюда ехать — за городами и городищами от 4 века до н.э. до 9 века н.э., например. За некрополями, мавзолеями, возможностью поднять из пыли осколок керамической плитки, которой 800 лет, или ракушку, которой шесть миллионов лет.

Даже если у вас на Каракалпакию один день, вы не минуете Миздахкана, огромного некрополя в получасе езды от Нукуса, где, по преданию, находится могила Адама. Но стоит посвятить день-два крепостям Древнего Хорезма: Чилпык-кала, Джанпык-кала, Гяур-кала, Топрак-кала. Лучше, если вас будет сопровождать в такой поездке гид-археолог, потому что никаких указателей и аннотаций вас в этих местах не ждет. 

МУЗЕЙ

Толстовская экспедиция привела в Нукус, столицу Каракалпакстана, художника Игоря Савицкого – влюбившегося в эти края, быт и культуру каракалпаков. В середине 1960-х он выбил две комнатки под этнографический музей, наполненный экспонатами, которые сам собрал – буквально спас! – за годы работы на раскопках. 

В Каракалпакии Савицкий – и гений места, и почти что святой покровитель края. Для всех, кроме него, головные уборы, расшитые камнями, причудливые ювелирные украшения, детали платьев с тончайшей вышивкой, элементы убранства юрт были ненужным прошлым. 

Пользуясь отдаленностью и недосягаемостью созданного им музея (Нукус до начала 1990-х был закрытым городом), Савицкий взялся и за опасное дело спасения произведений художников авангарда. В итоге он за государственный счет собрал больше 40 тысяч экспонатов не признаваемого властями советского искусства. В коллекции музея — работы Роберта Фалька, Соломона Никритина, Ивана Кудряшова, Любови Поповой, Николая Кузнецова, Александра Волкова, Урала Тансыкбаева, Виктора Уфимцева, Александра Николаева, Павла Бенькова, Елены Коровай… Государственный музей искусств имени И.В. Савицкого занимает сейчас три здания и открыт для посещения каждому, кто не побоится трагической славы Каракалпакии и общей ее неустроенности.

Сурхандарьинская область

Самые высокие в Узбекистане горы; ущелья – мечта спелеолога; охраняемая ЮНЕСКО культура; лучшее в стране мясо в тандыре – это Сурхандарьинская область. Здешние места ценны возможностью увидеть сельскую, народную, простую, трудную и веселую жизнь и стать ее частью. А еще сюда, на крайний узбекский юг, уже в феврале приходит весна. Ваши опорные точки в путешествии по этой части страны — Термез и Байсун. 

ГОРЫ

Горы в окрестностях Дербенда

4643-метровая Хазрет-Султан – самая высокая вершина Узбекистана, о которой любители гор со стажем помнят как о пике, названном в честь XXII съезда КПСС. Правда, Сурхандарьинская область с соседней Кашкадарьинской спорят, на чьей территории эта высота находится, но те, кто отправляется в походы по склонам, ущельям, каньонам и теснинам, на соседские распри внимания не обращают. 

Южнее, в окрестностях города Байсун, горы становятся ниже, но интереснее. Здесь находили первобытные стоянки и продолжают находить окаменелые следы динозавров: когда-то тут было море, по берегам которого паслись, пощипывая папоротники и хвощи, доисторические животные. 

Именно в Сурхандарье чуть ли не самое большое в Узбекистане количество туристических горных маршрутов – и вершин, куда нога туриста не ступала. Но даже если вы приехали за знакомством с культурой и кухней, вы будете окружены впечатляющими пейзажами и сможете побывать в почти смыкающихся над головой ущельях (например, Дараи Калон и Тангисар) без всякой экипировки – скажем, проехав через них на машине.

ТАНДЫР

Тандыр – теплоемкая глиняная печь, которую можно растопить минимумом веток и ветоши. А ресторанчик, главным блюдом которого является приготовленное в тандыре мясо, называет тандырхона. Таких много во всех регионах страны, но здесь, в Сурхандарье, на склонах гор растет секретный ингредиент, придающий мясу неповторимый и одновременно узнаваемый аромат. 

Это особый тип можжевельника – арча, как принято говорить в Узбекистане. Высушенную и измельченную зелень добавляют к смеси приправ, которой натирают мясо перед запеканием. Смесь у каждого повара своя, но принцип приготовления один и тот же: в тандыр не должна попасть ни одна струйка воздуха для того, чтобы мясо не горчило. Присутствовать при открытии тандыра, когда из клубов пара и жара появляется, скажем, великолепно приготовленная баранья лопатка, и предвкушать отличный обед – одно из главных сурхандарьинских удовольствий. 

ФОЛЬКЛОР

Купкари

В 2001 году ЮНЕСКО признало культуру Байсуна, городка в двух с половиной часах езды на автомобиле от Термеза, столицы региона, шедевром устного и нематериального культурного наследия. Эта часть страны по-прежнему живет спокойной сельской жизнью, в которой важнейшее место занимают обычаи: и домашнее изготовление ковров в приданое невесте, и вышивка узнаваемых, на красном фоне сюзане, и сказания народных певцов-бахши, и массовые состязания, приуроченные к торжественным событиям вроде свадеб и юбилеев. 

Представьте себе огромную равнину между гор, куда пригнали десятки грузовиков, на крышах которых расположились сотни, если не тысячи зрителей. Представьте себе сотни всадников, одетых в тяжелые сапоги и танковые шлемы, старающихся поднять с земли тушку козла, набитую песком, и донести ее до базы – это купкари. Представьте себе, что на застеленную коврами землю выходят пара за парой борцы от мальчиков до стариков, подбадриваемые рассевшимися в круг зрителями и борющиеся за дорогой приз – коня или верблюда. Это кураш! Нет, это постановка, а жизнь. И, представьте себе, если вы будете проезжать мимо, вы сможете присоединиться к этой жизни на правах почетного гостя без всякого специального приглашения.

Узбекистан: практические советы

В сезон (март – май, сентябрь – ноябрь) спрос на места в ресторанах, номера в отелях, билеты на поезда и самолеты внутри страны колоссальный, бронировать всё нужно заранее. 

Автопрокат в европейском его понимании в Узбекистане пока в новинку, трафик и манера вождения хаотичны и непредсказуемы. В путешествии по регионам самый распространенный вариант – частная или через агентство аренда машины с водителем, который может выполнять функции гида. Чем ближе к освоенным туристами местам (Ташкент, Самарканд, Бухара), тем выше шансы на успех, но найти, скажем, внедорожник где-нибудь в Термезе может оказаться непосильной задачей. В Каракалпакии, напротив, таких машин множество из-за популярности туров на Аральское море, маршрут которых проходит по бездорожью. Еще вариант передвижения между городами – взять с кем-то в складчину такси. Как правило, клиентов водители ищут на базарах, у торговых центров. 

Проникновение интернета в стране невысоко, карты могут ошибаться даже насчет расположения относительно крупных объектов, улицы в Ташкенте имеют зачастую по два-три варианта названия, а за пределами столицы могут вообще отсутствовать. У лучших заведений нет не то что сайта, а даже официального названия. Ремесленники принимают гостей в собственных мастерских, зачастую объединенных с шоурумами, – адреса тут тоже мало помогут. Чтобы договориться о визите, стоит обратиться к сопровождающему или позвонить за день-два – важные номера телефонов  собраны, в частности, в книге «Мой Узбекистан». 

Как быть туристу? Заводить знакомства с местными – будь то персонал или владельцы отеля, где вы остановились, ваш гид, или водитель, или разговорчивый торговец на базаре – и просить показать свои любимые точки. И не стесняйтесь интересоваться, на какой базар пойти, где попробовать лучшую шурпу, в какой чайхане делают утренний шашлык. Вас возьмут за руку и отведут. 

Вот так выглядели полосы в журнале

 

Следующая запись:
Пять ресторанов в Дубае, которые нельзя пропустить
10 марта 2023

В этом посте я рассказываю, что изменилось на ресторанной сцене Дубая за последний год и рекомендую рестораны, ужин в которых не заставит пожалеть ни о потраченных деньгах, ни о съеденных...   читать дальше

Подписаться
Уведомление о
guest

3 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Татьяна Соловьева

Даша, я вдохновлялась вашими постами и фотографиями об Узбекистане, когда в прошлом году планировала поездку в регион. Книгу тоже купила). В подарок, но всегда могу сама посмотреть. Во-первых, хочу сказать вам спасибо за вдохновение. Во-вторых, за то, что изменили мнение о стране. У меня не было негатива, но путешествия с маленьким ребенком специфичны, поэтому были опасения. По итогу Узбекистан меня, конечно, покорил. Но даже не своими материальными сокровищами, хотя их полно и они прекрасны, но больше всего мне понравились сами узбеки. Такого гостеприимства, такой поддержки, желания помочь и причем совершенно бесплатно я не встречала больше нигде (хотя до этого была в 55 странах). Это удивительные люди. И когда вы пишите, что нужно общаться с местными, это чистейшая правда. Даже не просто нужно, а must do, потому что 99% хорошего впечатления от страны создают люди, которые там живут. С удовольствием поеду в Узбекистан еще (целюсь на Нукус и Фергану)). А вам еще раз большое спасибо за ваше подвижничество (в светском понимании слова, конечно)).

Наталья

Давно про Узбекистан не читали

3
0
Обсуждениеx