Что посмотреть в Узбекистане: Бухара

4 июня 2018

Бухара — эталонный восточный город. Исторический центр находится под охраной ЮНЕСКО, здесь довольно много путешественников, но повседневное течение жизни местных не заслонено туристической суетой. В Бухаре приятно гулять, покупать, бесконечно пить чай, ходить на рынок. Здесь мне было очень комфортно — впрочем, как и везде в Узбекистане.

1. Летняя резиденция последнего бухарского эмира — дворец Ситораи Мохи-Хоса стоит небольшой поездки из центра города на такси. Тенистый парк с необычным дворцом, в котором просматриваются черты самых разных архитектурных стилей, очень непохож на все, что вы видели или увидите в Узбекистане. Непохож он и на саму Бухару — город равномерно окрашен в песочные, серовато-желтые тона с редкими всполохами лазурных мозаик. Резиденция же — царство ярких оттенков.

2. Последний эмир Бухары, Мухаммед Алим Хан (или Саид Алим Хан), был человеком неординарным. Получил образование в Петербурге, был открыт новым тенденциям и стилям, был по-восточному хитер и правил Бухарским эмиратом до 1920 года — до прихода Советов. Бежал в Афганистан с частью своих сокровищ, в ходе ряда интриг сокровища оказались спрятаны где-то то ли в Туркмении, то ли в Узбекистане и так никогда и не найдены. Умер эмир в 1944 году в Кабуле почти слепым и бедным. На его могиле написано: «Эмир без родины жалок и ничтожен. Нищий, умерший на родине, — воистину эмир».

3. Резиденцию эмира строил архитектор Ширин Мурадов, ставший позже лауреатом Сталинской премии. Эмир же премий Мурадову не выдавал: говорят, зодчего держали некоторое время во дворце, чтобы тот не имел возможности создать для другого заказчика аналогичный проект. О времена, о нравы!

4. Учился эмир в Петербурге, имел дружеские отношения с Николаем Вторым, для которого и возвел на территории своей дачи летний домик. Последний российский император, правда, в нем никогда не был.  На деньги эмира бухарского построена Санкт-Петербургская Соборная мечеть.

5. Дворец невероятно интересен архитектурно — это потрясающая смесь самых разных декоративных элементов. Например, крыльцо в национальном стиле может быть украшено скульптурами львов (поедете — найдите их, смешных и похожих на собачек).

6. Белый зал дворца — прекрасный образец традиционной техники ганч, резьбы по алебастру. Стену штукатурят двойным слоем раствора. Нижний слой затвердевает буквально через несколько минут, а верхний приготовлен так, что долгое время остается мягким. На поверхность наносится рисунок: прокалывают листья орнамента, составленного на бумаге, потом прикрепляют ее к стене и присыпают толченым углем. Узор переведен. Затем мастер углубляет фон, оставляя узор выпуклым (отсюда).

7. Смотрите, какая невероятно тонкая работа! Сочетание резьбы по ганчу и зеркального фона — изобретение Ширина Мурадова. Уже в советское время он повторил этот прием в отделке Бухарского зала Государственного Академического Большого театра оперы и балета имени Алишера Навои в Ташкенте, за что, собственно, и получил Сталинскую премию.

8.

9.

10. Детали одного из залов дворца — отделка зеркалами и оформленная изразцами печка, этакий петербургский привет. Да что печка! У эмира даже холодильник-минибар был.

11. Потолок одного из залов. Весь дворец заполнен бесчисленным количеством забавных, занятных, интересных или просто невероятных предметов. У эмира, говорят, была чаша из Китая, которая меняла цвет, если в еду был добавлен яд…

12.

13.

14.  Мазволей Саманидов, самое старое здание Бухары. Представляете, это 9 век! Жженый кирпич, сложенный так, что рождаются узоры тончайшей работы, сочетание простой, аскетичной формы, общей приземистости и фактически кружевной отделки — потрясающе.

15. Вот так внутри. Тихо, прохладно и немножко жутко. Разве что котик, дремавший на скамейке, обеспечивал связь с реальностью.

16. Чор-минор — комплекс из медресе и мечети, охраняемый, как и мавзолей Саманидов, ЮНЕСКО. Чор-минор — это четыре (чор) минарета (минор), крайне необычное архитектурно сооружение. Посмотрите, минареты все разные и все по-разному декорированы. На одном из них — фигурки аистов в гнезде, традиционные для Бухары. Аисты всегда гнездились на многочисленных городских башнях, но, говорят, после осушения окрестных болот пропали.

17. Чор-минор расположен в центре жилого района, который здесь называют махалля. На фото — бабушки у подъезда, бухарский вариант. Брюки, платье, повязанный как бандана платок — будете смеяться, но у меня из имеющихся в гардеробе вещей сложился похожий вариант, который я теперь выгуливаю в Москве. Без платка, правда. Какая-то у меня заразная узбекская болезнь!

18. Взгляд с крыши комплекса Чор-минор в сторону центра города, где мы с вами еще не были. Вот так выглядит махалля. Это квартал или район, где связи между жителями по-прежнему очень прочны. Все про всех все знают, осуждают, одобряют, ругают, хвалят. На территории махалля обычно находилась мечеть — объединение жителей носило и религиозный характер. С начала 20 века еще одним центром махалли становится чайхана — место, где пьют чай и едят. О, эти узбекские бесконечные чаепития! Тема для отдельного рассказа… Граница махалли определялась по границе досягаемости для голоса муэдзина. А еще эти кварталы могли быть организованы по профессиональному принципу — жители занимались каким-то одним промыслом, или по принципу национальному. В старый еврейский квартал Бухары мы с вами еще заглянем.

19. Мавзолей Бахауддина Накшбанда — место паломничества для многих мусульман, куда совершают т.н. малый хадж те, у кого нет возможности поехать в Мекку. Это суфийский комплекс; место святое — сюда приезжают молиться и просить об исполнении желаний. Как и большинство основных достопримечательностей и культовых мест страны, мавзолей безупречно ухожен. Ни пылинки, все в цветах, тишина и покой. Вы просите об исполнении желаний в подобных местах? Я крайне осторожна — желание может быть сформулировано неточно, может сбыться совсем не так, как того хотелось. Поэтому обычно я все ритуалы с загадыванием желаний пропускаю, ну или прошу здоровья для близких. А вы?

20. В Узбекистане я, конечно, когда гуляла одна, боялась зайти куда-нибудь не туда и что-нибудь по незнанию нарушить. Один только раз в Бухаре мне показали на выход — кажется, я пыталась пройти во двор мечети во время молитвы. Ни одна мечеть или мавзолей из тех, что я вам показываю, не требует никакой специальной одежды — в шортах вы, конечно, не приходите, но приемлемая для города одежда, короткий рукав, непокрытая голова никак не осуждаются. Это не Оман, где моя футболка с рукавами 3\4 была признана неподходящей для визита в мечеть.

21. В каждом комплексе обязательно подойдет смотритель с традиционным вопросом «Откуда гости?» и спросит потом, с гидом вы или без, точно ли увидели все самое важное, нужна ли вам информация или помощь. В Узбекистане у меня часто складывалось впечатление, что все вокруг озабочены лишь тем, чтобы мне все понравилось. Даже пограничник в аэропорту Бухары заглядывал в мои заспанные глаза (шутка ли — шесть часов ночью через пустыню ехала) с вопросом о том, все ли мне понравилось и приеду ли я еще раз. Приеду. Скоро.

22.

23. Невероятная красота, правда? Комплекс в советское время был в запустении, в порядок его привели в 1993-2003 годах. Насколько я понимаю, вот эти айваны, террасы, были построены как раз в 2003 году.

24. Ощущения восточной сказки добавляет растущий повсюду раскидистый тутовник, до сладких ягод которого можно легко и безнаказанно дотянуться, и прогуливающиеся павлины. Это еще одно святое место, некрополь Чор-Бакр, город мертвых, как его иногда здесь называют. Мавзолей мне запомнился не только благодаря жаркой тишине, стоящей над ним, но и потому что меня пригласили осмотреть только что построенный комплекс для омовения перед молитвой. Вышла смотрительница и стала рассказывать, как внутри красиво, современно, чисто. Так и оказалось!

25. Это уже сама Бухара, фрагмент невероятно красивой мечети Боло-хауз. Она была главной мечетью города, где молился сам эмир.

26. Мечеть имеет зимнюю, крытую, и летнюю, открытую части. Летняя часть — это айван, терраса, которую вы видите на фотографии. Сооружен айван в 1917 году — эмир не знал, как скоро ему придется покинуть свои владения

27. Потолок айвана. Сколько ни рассматривай, находишь новые и новые детали. Честно говоря, к концу поездки у меня уже кружилась голова от многообразия узоров, фрагментов, архитектурных форм. Приятное любовное головокружение!

28. Зимняя часть. Когда я опубликовала этот вид в Инстаграм, одна из читательниц написала мне, мол, зачем люди вообще ездят в Париж, когда существует такое? И, знаете, в чем-то я с ней согласна. Узбекистан — одна из немногих стран, которая смогла подарить мне ощущение первооткрывателя. В эпоху, когда все путешествуют и на нас каждый день льются тонны и тонны самых невероятных фотографий, найти кусочек земли, где все тебе и твоему окружению в новинку — невероятно ценно. В последний раз со мной такие открытия случались в Омане. Правда, я помню, что рассматривая зубчатые стены Низвы, я думала о том, что хочу увидеть Узбекистан. Но, в отличие от Омана, в Узбекистан я очень хочу вернуться.

29. Центр любого значимого узбекского города — крепость, которую тут традиционно называют арк. В цитадели Бухары в начале 20 века жило примерно 3 тысячи человек, включая эмира и его многочисленный гарем. Цитадель была последним оплотом и надеждой эмира — советская армия с Фрунзе во главе бомбила арк в 1920-м году до тех пор, пока осажденные на сдались.

30. В арке Бухары работал Авиценна — лечил тогдашнего эмира. Из Бухары он отправился в Хорезм.  Дело было в 9 веке!

31.

32. Интересный кадр — минарет мечети Боло-хауз (его строил тот же архитектор, кто работал над летней резиденцией эмира) и водонапорная башня, построенная по проекту Владимира Шухова, автора знаменитой московской башни на Шаболовке. Как здорово удалось Шухову вписать свою современную конструкцию в архитектуру древнего города. До самого последнего времени наверху была чайхана — жаль, закрылась.

33. На улицах Бухары. Женщина шьет наволочку. Вот эта структура, топчан, очень удобна — хочешь кровать, хочешь диван, хочешь — место для чаепития.

34. Традиционная для Бухары чеканка. На улицах вы увидите множество мастеров, за чьей работой можно наблюдать. О том, что купить в Узбекистане, и кратко о ценах я рассказывала вот здесь.

35. Женщина на рынке в Бухаре. На пальце у нее перстень с бирюзой, ферузой, как называют ее здесь. Мне сказали, что все пожилые дамы в Узбекистане носят такие.

36. Рынок! Колоритный, разноцветный, ароматный, гостеприимный!

37. Лепешки. В каждом регионе они свои — в их многообразии мне еще только предстоит разобраться.

38. Вот так их перевозят — в деревянном ящике, установленном на багажнике велосипеда. В Бухаре вообще полно велосипедистов — прямо Копенгаген какой-то.

39. Что купить на рынке? Да все, что угодно! Муж просил привезти печеные в золе абрикосовые косточки.

40. Тавлак угостил меня чаем, сто раз назвал красавицей, сделал мне такую чайную смесь, что у меня до сих пор ей пахнет чемодан, и намешал такую приправу для салата, которая чуть притупляет мою тоску по сочным узбекским помидорам.

41. Мыло! Самое лучшее, говорят, светлое на переднем плане.

42. Узбекские лимоны с тонкой оранжевой кожурой. Руки у торговки натерты хной — ее используют как обезболивающее.

43. В Узбекистане очень любят газировку — я об этом вам уже рассказывала в материале о вещах, которые удивили меня в стране. Автомат работающий — правда, нужно дождаться оператора.

44. Один из символов Узбекистана — тутовник или шелковица. Бывает белым и темным. Темный невероятно красит кожу, правда, есть один секрет — если потереть испачканные места разломленной незрелой ягодой, цвет сойдет. Есть тутовник можно с любого дерева, до которого вы дотянетесь.

45. Вечер — лучшее время для прогулки. Спадает жара, становится красивым и мягким цвет, туристов становится меньше, местных — больше.

46. Мальчишки везде мальчишки.

47. Площадь Регистан в Бухаре. Регистан в переводе с персидского — место, покрытое песком. Так традиционно называют парадные площади в городах Узбекистана. Ансамбль Регистана в Бухаре образуют медресе, мечеть и минарет, все вместе — комплекс Пои-Калян. Исторический центр Бухары находится под охраной ЮНЕСКО с 1993 года.

48. Минарет Калян — самое высокое сооружение старой Бухары, его высота — почти 50 метров. Построен он был в 1127 году

49. Мой неизменный восторг, как и в случае с Хивой, вызывает то, что эти невероятные города, дошедшие до нас сквозь века практически в первозданном виде, — жилые. Более того, жизнь в них видна, она на поверхности, вам не нужно прикладывать никаких усилий, чтобы различить за туристической толкотней размеренное течение дней местных жителей. И в Хиве, и в Бухаре, в отличие от блистательного Самарканда, есть ощущение города. Именно поэтому, если у вас есть возможность, лучше строить маршрут из Хивы через Бухару в Самарканд, а не наоборот.

50.

51. Медресе Абдуллазиз-хана, середина 17 века. Боюсь перепутать, но, по-моему, здание специально оставлено в таком состоянии — показывает, как выглядели бы памятники Узбекистана без реставрации. Мы увидим еще с вами памятники Самарканда — безупречно отреставрированные, но для многих, но не для меня, — неживые.

52. В Узбекистане везде торгуют, в Бухаре — особенно. Большую часть того, что я купила в Узбекистане, я купила именно здесь. Торговыми куполами накрывали перекрестки важных дорог для того, чтобы и продавцам, и покупателям было комфортно. Средневековый торговый центр, короче говоря.

53. Ранним утром, в мое любимое время для прогулок, тут никого. И кажется, что пленку времени открутили минимум на 50 лет назад.

54.

55. Очень интересная мечеть в яме, Магоки-Аттари, самые ранние части которой датированы 9 веком. Есть версия, что здесь молились до появления в Бухаре синагог евреи и мусульмане вместе — ну или по очереди.

56. Вопрос доступа к воде — ключевой для любого города, тем более расположенного в засушливой Средней Азии. Именно поэтому водные сооружения — хаузы (пруды) и арыки (каналы) являются центром любого поселения, расположены в махаллях, у крупных мечетей и медресе. Главный хауз в Бухаре — перед вами, часть ансамбля, известного как Ляби-хауз. В советское время пруд осушили, тут была спортивная арена. Сейчас вода снова заняла свое законное место; в ее гладь смотрятся несколько медресе.

57. Жилой район, еврейская махалля в самом центре города. Гуляя по таким улицам, ты не можешь даже представить, какая красота прячется за этими стенами и дверьми.

58. Узбекистан открывается не только тому, кто внимателен к деталям, но тому, у кого острый глаз и ясный ум, позволяющие находить, считывать и анализировать бесконечное множество разноцветных, разнородных, но складывающихся в единые картины фрагметов. Вот и гуляя по махаллям, важно рассмотреть, например, остатки разноцветной плитки, которой были раньше украшены дома. В материале о Хиве я рассказывала вам, что город несколько веков назад был голубым целиком. Наверное, такой же яркой была и Бухара.

59. Первую синагогу в Бухаре построили только в 17 веке, хотя евреи появились здесь гораздо раньше. К началу 20 века в Бухаре жило примерно 8 тысяч евреев, которые занимались крашением тканей и были известны как алко-дилеры, как мы бы сейчас с вами сказали. Говорят, даже эмир Бухары через посредника покупал у бухарских евреев алкоголь. Интересно про это написано вот здесь. В 1970-х начался процесс репатриации; в итоге сейчас в Бухаре живет несколько десятков евреев.

60. «Все уехали, а я остался,» — сказал мне Исаак Абрамович и, увидев мое расстроенное лицо, принялся показывать мне фотографии Леонида Якубовича и других знаменитых людей, посещавших бухарскую синагогу в последнее время.

61. Старые еврейские дома сейчас активно переделывают в рестораны и отели. Место на фото — отель «Ляби-хауз», его красивейший внутренний двор с террасой для завтраков.

62. Внутренний зал. Аналогичный тип декора можно встретить в парадных залах во дворцах эмиров.

63. Внутренний двор еще одного отеля. Снаружи — лишь небольшая вывеска и неприметная дверь. Даже на машине сюда, в самый центр квартала, не подъедешь — ваши чемоданы понесут к автобусу или машине улыбчивые, как и все в Узбекистане, мальчики-носильщики. Внутри частных домов мне побывать не удалось — везде, куда я заглядывала, оказывался отель или ресторан. В Бухаре много туристов, преимущественно из Европы.

64. Такая она, Бухара. Торговая, современная, древняя, вкусная, запоминающаяся. Комфортный и эталонный восток без языкового барьера, визы и странных обычаев. Приезжайте!

PS: а еще я в Бухаре ходила в баню 16 века, но про это будет отдельный рассказ.

Категории: Узбекистан
Поделиться:
Следующая запись:
Что посмотреть в Узбекистане: Хива
1 июня 2018

В момент первого знакомства Хива меня напугала. Я оказалась в городе одна, солнце уже село, из лабиринта раскаленных за день старых стен не могла вырваться жара, тускло светил единственный фонарь,...   читать дальше

avatar
новее старее
Irina Terekhova
Irina Terekhova

Ляби-Хаус не осушали, информация неверная.

Алексей Черняев
Алексей Черняев

Как выглядели памятники Самарканда до реставрации, видно на картинах Верещагина и старых фотографиях. Ну а пруды осушали из-за того, что там водились какие-то особо вредные черви, проникавшие под кожу людей и там жившие

Алексей Черняев
Алексей Черняев

Видели ли вы дворец эмира Бухарского в Петербурге на Петроградской стороне? Или построенную им Соборную мечеть Петербурга?